Join Our Mailing List!

ПРОЕКТ ЛЮБОВЬ

 photo _MG_0339_zpsa21ef2a2.jpg

Автор фото – Саида Мурадова

Я сожгла Человека, чтобы освободиться

Дионисия

 

“Черт, у меня сломался замок на велосипеде!” С недавнего времени свободная женщина, уже давно разменявшая свой четвертый десяток, покрытая толстым слоем пыли, я возилась с цепью на моем велосипеде, украшенном мехами и светодиодами. Спустя 14 лет безуспешных попыток я наконец приехала на землю обетованную, в Блэк Рок Сити, и уже через два дня моим приключениям грозил смертельный приговор – велосипед без замка.

Через несколько недель после окончания колледжа, весной 2000 года, за порцией сыра гриль в кафе на Лонг Айленде мои однокурсники впервые рассказали мне про Burning Man, ежегодный фестиваль, проходящий в пустыне Невада.

В конце августа более 70 000 человек съезжаются во временный город, который участники прозвали Блэк Рок. Этот недельный фестиваль, который выстраивается и сжигается дотла за месяц, служит местом паломничества для людей со всего света, которые приезжают туда, чтобы окунуться в общество, свободное от рыночных отношений, в центре внимания которого стоит лишь искусство, музыка и радикальное самовыражение. Так во мне зародилась мысль, что там я смогу отыскать своих “людей”. Точнее, своего партнера.

Уже спустя неделю, как я впервые услышала про Burning Man, это название снова всплыло наружу. В этот раз во время прочтения “Breaking Open the Head” Дэниеля Пинчбека, книги о современном шаманизме, эта психоделическая утопия опять явилась мне. Рычажки в моей голове зашевелились. Мне нужно было найти способ попасть туда. Рано или поздно.

Однако, у моей жизни были другие планы. Вместо этого я выбрала безопасный, традиционный путь. У меня была успешная карьера в Google, “идеальный” бойфренд и просторная квартира в Челси с гардеробной, которой так завидовали мои друзья. Но ничто из этого не делало меня поистине счастливой.

Тем утром, когда я решила уйти с работы в “Большом G’, я отчетливо помню, как моя подруга, с широко раскрытыми от удивления глазами, прошептала: “Ты с ума сошла? Куда же еще ты теперь пойдешь работать?” Я с важным видом вошла в кабинет своего менеджера, готовая услышать уничтожающую критику в адрес миссии всей моей жизни, когда он перебил меня на полуслове и спросил: “Ты ведь уходишь, да?” Увольнение можно было прочесть у меня на лице. И писалось оно как С-В-О-Б-О-Д-А.

Спустя пару месяцев под ярким светом неонового фонаря на лавочке в Норволке, Коннектикуте, я бросила мужчину, с которым шесть лет делила квартиру, постель и завтраки по утрам. Уже с нелюбимым, но все еще со слишком близким и родным, чтобы пережить опустошающее душу расставание, я продержалась на пять лет больше, чем нужно. Свадьба его лучшего друга стало событием, которое меня окончательно сломало. “Я никогда не выйду за тебя замуж”, – я пробулькала сквозь рыдания, пока он гладил меня по спине, сам едва сдерживая слезы.

Впервые за всю свою сознательную жизнь я была абсолютно ничем не ограничена. Будучи”немного выше среднего” по шкале красоты, я чувствовала, что эти излишества сковывают меня, поэтому я сбрила свои длинные, темные, кудрявые волосы по пути в аэропорт, где меня ждал билет в один конец до Индии. Я перешла через свой переломный момент, и теперь я гналась за своей независимостью с такой страстью и рвением, как никогда раньше в жизни.

Так что сейчас, спустя почти 14 лет после того ужина с сыром гриль по случаю окончания колледжа, я наконец оказалась в пустыне. Только я и мой велосипед. Засовывая замороженную чернику в рот людей, измученных после безумных вечеринок, раздавая украшения на шею незнакомым людей, я нашла свой кайф в этом обществе. В одно особо жаркое утро, когда солнце забралось в самый зенит аквамаринового неба, я ехала обратно в лагерь, чтобы немного передохнуть в теньке, но шум энергичной музыки, звучавшей где-то неподалеку, заставил меня отклониться от курса. Я не могла сопротивляться этому гравитационному притяжению лагеря, известного своими предрассветными вечеринками с шампанским. Я прицепила свой верный и надежный велосипед к другому пыльному двухколесному товарищу и стала пробираться сквозь толпу таких же вольных духом и свободных от забот людей.

Именно здесь и состоялось наше новое знакомство. Мы уже встречались за пару недель до этого, но особых впечатлений тогда не осталось. Но именно в этот момент я подумала, как можно было сразу не заметить такую обезоруживающую улыбку. Он меня одновременно успокаивал и волновал. “Эй, я тебя помню!” – я выпалила, и в ответ он просиял такой  ультрафиолетовой улыбкой, что мне показалось, будто облако песка, кружащееся вокруг, это не песок пустыни, а пыль, которую смахнули с моего едва бьющегося сердца, вновь вернув его к жизни.

Тем утром, помимо радости моего путешествия в одиночку, я внезапно почувствовала прилив животного притяжения, которое, как мне казалось раньше, я не могла испытывать по отношению к другому человеку. Яростно стоя на защите своей независимости, я предрекла себя на жизнь, полную радости и свободы, до конца своих дней. Но когда я наклонялась вперед, чтобы получше разглядеть улыбку этого мужчины, как поднимались уголки его рта, обнажая притягательный контраст между белыми зубами и карамельной кожей, все изменилось.

У него были большие карие глаза, с нежным, мягким и немного грустным взглядом, и мне хотелось, чтобы они тоже улыбнулись. Музыка пульсировала по его венам, и наша легкая беседа быстро ушла в этом направлении. Мы обсуждали, какую музыку лучше всего послушать в Блэк Рок Сити, и я мечтала о карте к драгоценному кладу с его музыкальными пристрастиями. “Приходи в мой лагерь. Я дам тебе расписание, которое я составил.”

Мы вместе пошли в его фургон, хотя я уже и так опаздывала на встречу с другим приятелем в пустыне. “Что бы ты ни делала, НИКОГДА не строй планов”, – предупреждал меня Бернер-ветеран еще до моего приезда, и теперь я понимала почему.

Его глаза еще раз улыбнулись, когда он протянул мне расписание и попрощался быстрым поцелуем в губы. Постой-ка, может мне остаться? Ой, да забудь, я поехала на встречу своей свободе. Прикрывая глаза от солнца, он помахал мне на прощанье, и я скрылась на своем велосипеде в облаке пыли. “Увидимся. Наслаждайся музыкой!”

За тем последовала череда событий, наполненных танцующими огнями и восхождениями на скульптуры в стиле Дали с моим другом. Когда рассвет стал манить нас своей чарующей красотой, мы решили совершить отчаянный бросок к точке на горизонте. Чем ближе мы подбирались, тем отчетливее эта точка превращалась в тысячу танцующих тусовщиков.

Мне не терпелось вернуться снова к своему независимому путешествию соло, и я была уже готова разделиться и пойти своей дорогой, поэтому, когда он предложил сцепить наши велосипеды вместе, меня слегка передернуло. Я неохотно согласилась. Мы уже отлично повеселились, и я была готова двигаться дальше. Однако, мы все равно прицепили наши велосипеды вместе.

Мы сразу потеряли друг друга в толпе. Избавившись от этого бремени, я блаженно танцевала одна, вплетаясь в толпу и выпадая из нее, кружась в пустыне. Одна я чувствовала себя свободно и безгранично, но все же не могла перестать думать об этом новом мужчине с музыкой и его очаровательной улыбке. Я поблагодарила вселенную за этот момент возрождения своей свободы, но в тайне надеялась с ним снова столкнуться. Я была одновременно очарована и встревожена этим ускоренным биением моего закрытого на замок сердца.

Как я и ожидала, прицепив велосипеды на один замок с моим другом, меня ждали совсем неприятные последствия. Спустя пару часов я обнаружила, что он случайно сменил комбинацию на замке, пытаясь отцепить свой велосипед от моего. Теперь мой велосипед был прикован сам к себе закрытым замком, который больше не открывался.

На Burning Man велосипеды – это символ свободы человека, а самодостаточность – это ключевое понятие. Отсутствие велосипеда на ходу или замка к нему сродни тюремному приговору. Благодаря помощи несколько Бернеров мне удалось-таки высвободить свой велосипед. Но теперь у меня не было замка, который обеспечил бы его сохранность. (Велосипеды без замков часто считаются “подарками” и исчезают в мгновение ока). Ох, вот это ирония.

По среди недели я узнала, что парень, на которого я запала, будет диджеить на арт-машине в туре по иссушенному озеру под названием “плая”. Во время поездки в переделанном светящемся школьном автобусу, поскольку у меня ничего не было под рукой, что могло гарантировать сохранность моего велосипеда, он предложил привязать его к своему. Будучи благодарной за такое предложение, я вздрогнула от мысли, что теперь я не могла быть полностью самостоятельной.

Я предпочитала вариант быстрого побега и не любила зависеть от помощи других. Я улыбнулась, поблагодарила его и запрыгнула на борт этой мобильной вечеринки, отдавая в плен свою свободу на время, еще один раз. По крайней мере, на этот один короткий момент он был моей опорой. Больше меня волновал тот факт, что мне это нравилось.

Вернувшись на землю, мы обсудили планы на остаток ночи. Чернота ночи поблескивала бриллиантовыми огнями, а россыпь звезд на небе была богаче, чем ближневосточный шейх, увешанный шелками и драгоценностями. Звуки музыки пульсировали в воздухе и отражались от мелких частичек пыли.

Меня притягивали к себе яркие огни разноцветных арт-машин – осьминог с огнедышащими щупальцами, караван невероятной величины чайников на колесах, корабли, бороздящие песчаные моря – и все они предлагают тебе отправиться в свое невероятное приключение. Внутри меня разразилась целая битва. Меня тянуло навстречу к плае, но при этом мне хотелось остаться с ним. Мое упрямое стремление к свободе продолжало разъедать меня изнутри.

Мои глаза разбегались между ним и землей невообразимых приключений. Я терзалась муками выбора. Мое разомлевшее сердце тянуло меня к нему, где я не могла оторвать глаз от его сверкающей улыбки. Но, стоило лишь мне поддаться цветам, что привлекли мое внимание, и обратного пути уже не было.

Я сложила руки на груди в полном отчаянии, извинилась и чмокнула его в щечку. “Я должна туда пойти. Пустыня зовет меня.” На его роскошных губах, как в зеркале, отразилась моя усмешка, и я исчезла во тьме на своем велосипеде. Снова. Это то, что я делаю. Безграничная свобода. Сердце на замке.

Но на этот раз я почувствовала бесконечную тяжесть. Я крутила педали быстрее и быстрее, огни впереди становились все отчетливее, а взрывные звуки все ярче звенели у меня в ушах. Вдруг тяжесть куда-то улетучилась, когда я почувствовала что-то возле себя. Я больше не была одна. Там был он, запыхавшийся, догоняющий меня на своем велосипеде. Его сияющая улыбка заставила мое сердце запеть от восторга. “Можно я с тобой?”

Я не знаю, что удивило меня больше. То, что он за мной поехал, или то, что я была так приятно рада его поступку. И впервые в жизни мне хотелось лишиться немного своей свободы. Ведь сердце мое уже давно знало, что мой мужчина ждет меня в пустыне. И моя свобода привела его ко мне.

 

____________________________________________________________

13320500_10154211953193485_8407721175106196617_o-1Биография:

Дионисия училась в Колгейтском университете в  Гамильтоне, НЙ, окончив его с дипломом бакалавра по английской литературе. Бывшая сотрудница Google и путешественница, она любит силу слова в его письменной форме. Когда она не пишет, ее можно найти на йоге, в энергичном танце или в походе по Бруклину в поисках очередной самой лучшей кофейни.

 

Блог: www.journeysofrebirth.com
Facebook: [https://www.facebook.com/journeysofrebirth
Twitter: [https://twitter.com/DionisiaHatzis]
Почта: denisehatzis@gmail.com